Когда я въехал в свою новую квартиру в Герцлии, то рядом со мной жила русско- говорящая девушка и ее друг американец. На тот момент я не знал чем они занимаются, а девушка из-за своей необычный внешности, высокий рост, очень худая, большая грудь, римский нос, лицо чем-то напоминает лошадь, темные волосы, голые, грязные ноги, показалось мне довольно привлекательной и скорее даже сексуальной. Наверное, это была одна из причин, кроме той красивой деревянной полки, почему я решил здесь поселиться. Немного поздее я узнал, что парочка это оказалось порядочными наркоманами, все свое время они курили спайс, которым пропахла вся парадная. Но это их увлечение было совсем безобидное по сравнению с их предыдущим образом жизни. Тот американец, был героиновым наркоманом и они с друзьями, из одного из самых дорогих колледжей Израиля, IDC, подсадили и эту доверчивую девушку на героин. Они его в большей степени нюхали, как я узнал после, из разговора с ней, когда после очередной соры со своим партнером она пришла ко мне. Она мне рассказала о признаках героиновых наркоманах, например, как они постоянно чешутся во время ломки. На тот момент мне стало страшно, не от них самых, как скорее от той возможности, которую скрывала соседняя от меня дверь. С тех пор я стал реже с ними общаться и даже избегать их. Дела в той комнате со временем шли все хуже и хуже, они курили все больше. Это было их лекарство паралельно таблеткам от ломок, которые их постоянно мучили. Они давно решили слезть с этого яда, но к сожалению просто переключились на другой, более слабый но в больших количествах. Постепенно они забили на учебу, они были на грани отчисления. И я стал замечать как у них съезжает крыша. К себе в комнату они никого никогда не пускали, только в щель открытой двери я видел разбросанные по полу вещи и уродский запах тянулся из их апартаментов, смесь спайса, пота и спертого воздуха. Девушка становилась все хуже, она худела на глазах, ее лошадиное лицо совсем исхудало, а четкие черты черепа выступили как углы комода. Но от этого, от свой убогости, нервозности, по какой-то странной причине она возбуждала меня еще больше. Я тоже не ангел и в жизни я делал много плохого, и во всем этом я буду винить свое падшее общество, в котором я вырос, которое меня воспитало и окружало по мере моего взросления. Не стану скрывать, у меня зародились мысли воспользоваться ею, я хотел ее телесно и придумал только один, скверный план как это получить. Я хотел предложить ей наркотики в обмен на сексуальный контакт, может хотя-бы минет, как мне казалось на тот момент. Эта мысль долго грела мою голову, но я так и не сделал никаких шагов в эту сторону, за, что я себе благодарен и впредь я таких мыслей в свою голову стараюсь не пускать. Но время шло и паре становилось все хуже, из комнаты доносились жуткие крики, пару раз я думал, что дело дойдет до убийства, поэтому сильно стучал в дверь кулаком с предложением помощи. В ответ я слышал только оправдания, что все хорошо, и мы мол сами разберемся. Как-то совсем перед концом всей это истории из их комнаты донесся жалкий женский голос: Leave me alone, please, leave me alone, fuck, please. Вскрикивала девушка с всхлипами от слез. Fuck, if you wanna fuck me, do it, and leave me alone, please. Вскоре все замолкло. Я видел спустя некоторое время, ее глаза смотрели куда-то глубоко в себя, не замечая, что перед ней стою я. Неожиданно она увидела во мне врага, как и во всем окружающем ее мире. Как-то она спросила, есть ли у меня телевизор и смотрел ли я его вчера, я сказал, что у меня нет телевизора. Хотя, она это прекрасно знала. Через пару дней ее приемный отец пришел забрать ее вещи, Американец отдал все, что было. Я спросил, где она, он сказал, что на улице ей стало совсем плохо и ее забрали в психушку. Ее друг съехал примерно через неделю. Больше я о них ничего и никогда не слышал. И сейчас, спустя почти пол года я вспомнил о ней, но я совершенно не могу вспомнить ее имени, как-бы не старался, как жаль.